Укус сладости, оставленный собакой

Соня Мачорска

Недавно я понял, что слезы весят по-другому. Хотя я изучала физику и другие точные науки, я не знал… Не то, чтобы есть весы, чтобы тянуть их, но так-на глаз, который называется…

Я гуляла в парке. Вокруг — дети с шарами и колесами, элегантные девочки и мальчики, бабушки и дедушки, сидящие на скамейках. Передо мной-мать с ее четырех-пятилетней девочкой, которая постоянно нытье о чем-то. Она увидела красное колесо-ей понравилось, она попросила купить его; она увидела красивый полосатый шар, проскользнул и для нее. Не то, чтобы этого не было – ее мать толкала дорогой велосипед, в багажнике которого была ведерко и лопатка для песка, два маленьких шарика, кукла и лошадка на колесах. Но ребенок хотел большего… В то время как аппетитно откусывал круассан с клубникой.

Вдруг откуда-то выскочил бродячий пес, побежал, „схватил“ круассан из его рук. Ребенок закричал от страха, цеплялся за свою мать, но через мгновение он уже смеялся и хотел, чтобы скафандр большого мальчика искусно лавировал между людьми… И ровно в пяти-шести шагах от него собака уронила круассан и побежала в другом направлении. Затем Босоногий мальчик, видимый в возрасте шести-семи лет, но, вероятно, больше, быстро наклонился, взял булочку и засунул ее… Его глаза светились-большие и черные, немытые, кто знает с каких пор, с застывшими слезами на щеках… Мне показалось, что эти огромные глаза поместили весь свет заходящего в этот момент солнца и всю боль этой нашей маленькой, но неправильной земли… Он жевал, едва мог проглотить в спешке, чтобы не отнять у него кого-то вранье, и снова… А из его глаз переливаются те слезы, сверкающие и голодные, которые всегда пугают. Как будто они пытались отнять у ситхов злобу, ненависть и капризы. Они искали небольшой зазор за добротой в наших сердцах, который, по-видимому, у всех есть и несет „от колыбели до могилы» , если Сэм не запер ее или не запер бесчисленными замками… Они хотели, как бы, посыпать наше сердце небольшим состраданием и „вернуть » его нам взрослым, мудрым…

Тогда „претеглих“ слезы хорошо облеченото девочка и босото мальчика, который облизваше усердно, чтобы не упустить и капли сладости, оставленные его от собаки…

«Боже, сколько горя в этом мире, Боже!»- воскликнул более века назад Иовков Петр Моканина “ «Не кончай, Господи!»я бы добавила. И если, я думаю, если Христос снова спустится на Землю, чтобы искупить наши грехи, мы не бросим его камнями, как столетия назад?… Или, если кто-то сотворит весы для слез, „черное и белое » будет видеть, кто весит больше, будет понимать правду и разницу в весе каприза и боли от голода и всего остального? Правда?… Тогда, возможно… Потому что Бог создал наши глаза и сердце, чтобы видеть! И мы должны слушать его и идти по пути, который он нам дал. Иначе мы превратимся в нелюдей, и нам придется заплатить. Как и многие древние цивилизации, о которых мы со временем читаем, что они были когда-то, который был периодом на Земле…

Прости меня, Господи! Но если придется, давайте найдем весы, которые могут мерить слезы. Чтобы в наших душах стало светлее. Остальное проще. Аминь!